Советская обувь.

          В дореволюционной России кожевенно-обувная промышленность была довольно отсталой отраслью. Выделкой кожи занимались маломощные полукустарные предприятия с примитивной техникой, а технологический процесс выделки кожи длился до 180 суток ( сегодня- 20—30 суток). Изготовлением обуви занимались в основном артели, ремесленные мастерские и кустари-одиночки. Индустриализация кожевенно-обувной промышленности осуществлялась крайне медленно. В 1913 было выпущено 68 млн. пар кожаной обуви, из них  обувными фабриками более 8 млн. пар. Большинство производственных операций (примерно 80%)  на обувных фабриках выполнялось вручную, а оборудование и инструменты ввозилось из-за границы.

         Кожевенно-обувная промышленность в дореволюционное время  развивалась преимущественно в северо-западных, западных и центральных районах России. Средняя Азия, Казахстан, восточные районы России почти совсем не имели подобных предприятий.

         В СССР  кожевенно-обувное  производство постепенно превратилось в крупную механизированную отрасль. Старые предприятия были реконструированы, так же были построены новые кожевенные заводы в Москве, Ельце, Кузнецке, Новосибирске, Иркутске, Могилеве, Фрунзе, Семипалатинске и др. Появились обувные фабрики в Свердловске, Тбилиси, Кузнецке, Новосибирске, Киеве и др.

     Молодёжь  20-х годов щеголяла в спортивных тапочках, мужчины, подражая вождям, носили мягкие сапожки, на ножках женщин постарше, после 17 года  поголовно ставших «товарищами» все чаще можно было увидеть всесезонные-универсальные,  похожие на мужские, бесформенные ботинки.

      В 30-е годы  завод «Красный треугольник» осуществляет прорыв в мире советской обувной моды и выпускает очень популярные в то время  мужские, женские, детские, с отделением для каблучка или с кнопочками сбоку галоши.

 

     После Великой Отечественной войны 1941—1945 наряду с восстановлением и реконструкцией старых предприятий были построены и новые  обувные фабрики в Шахтах, Ворошиловграде и Гродно.

     Сложные для страны 40-е годы мало изменили  обувную моду. В конце десятилетия  в Москве открывается Дом моделей, где демонстрировались  лакированные туфли на высоком каблуке. Но это было недосягаемой мечтой для обычной советской женщины, донашивающей после войны  в основном мужскую обувь. Юные девушки в это время старались обзавестись  парусиновыми тапочками, не забывая начистить их зубным порошком, перед тем, как бежать на танцы.

       В 50-е годы желание выглядеть красиво и элегантно постепенно возвращается к советским женщинам. Средний размер женской обуви – 36. В основном в моде широкий, устойчивый, средний каблук- 7 см. В то же время появляются высокие ботиночки с оторочкой каракулем, туфли на высоком каблуке, а в конце десятилетия можно встретить и настоящую шпильку. Обувь выпускалась по очень жёстким требованиям к технологии изготовления, маркировке, упаковке и качеству. В основном она была из натуральной кожи, не проклеенная, а прошитая крепкими нитками, имела качественную строчку и отделку.  Поэтому  можно считать, что обувь была очень добротной, хотя в понимании современного человека, избалованного переполненными витринами, большим разнообразием и эстетикой не отличалась. Но среди фотографий каталогов того времени, можно найти лакированные босоножки на танкетке, элегантные «лодочки»,  стильные туфли с перфорацией и др.,  которые вполне можно бы быть приняты за современные модели. Главным недостатком обуви того времени являлась очень неудобная колодка, что заставляло многих модниц обращаться к кустарям-сапожникам.

 

     

       Сапоги и босоножки добавили  разнообразия  в обувь 60-х. Мода на мини-юбки заставляет девушек задуматься о том, как выгодно подчеркнуть свои стройные ножки. Выручали босоножки на высокой платформе, которые, кстати говоря,  не продавались в магазинах и не выпускались советской промышленностью. Модницы тратили от 40 рублей, а для многих это равнялось половине месячного заработка, чтобы выкупить у фарцовщика желанную пару босоножек или «волшебный» чек, открывающий двери в магазин «Березка», где можно найти всё.  Не успев адаптироваться к босоножкам, очень скоро женщины переключаются на  сабо (текстильный верх, деревянная подошва). Так же в 60-е на советских улицах можно было встретить  молодых людей, одетых весьма необычно для советского гражданина. Наряду с яркой одеждой на ногах «стиляги» носили немыслимые конструкции контрастных цветов  из лака и замши на «манной каше» (каучуковая подошва). Стильные девушки носили изящные туфельки непременно на шпильках. Такая обувь противоречила принципам советского общества и за такую «вольность» можно было получить в глухой подворотне крепким советским сапогом, но это не пугало любителей  «быть не как все». И они упорно заказывали,  при неимении иных возможностей, свою необычную обувь у кустарей-одиночек и дефилировали в ней по главным улицам советских городов. Остальные граждане СССР продолжали носить скромные функциональные  разработки советских фабрик. Хотя стоит упомянуть о женах партийных работников и иных «избранных», которые, всё же,  могли себе позволить изящные туфли, привезённые мужьями из заграничных командировок. Так начинается мода на «импортное»…

  

 

     Наверно тем, кто помнит о всеобщем дефиците, трудно поверить, но в 1971м-году  СССР по объёму производства кожаной обуви занимает 1-е место в мире. Но, если говорить о выпуске обуви на душу населения (2,8 пары), то Союз всё же  отставал  от некоторых  развитых капиталистических стран. Из социалистических стран наиболее развитыми в кожевенно-обувной отрасли были  Польша, Чехословакия, ГДР, Венгрия. Чехословакия, занимавшая 1-е место в мире по производству обуви на душу населения, значительную часть своей продукции  экспортировала в др. страны, в том числе в СССР.

  Австрия и Италия для большинства простых советских людей были недосягаемы. Желание  обладать чем-то «заграничным»  удовлетворялось  выбросами на полки советских универмагов в конце каждого месяца югославской или чешской обуви. Импорт продавали  строго-  одну пару в одни руки, в исключительных случаях –две.

туфли на шпильке

  «Служебный роман» 1977 г.  ( Людмила Прокофьевна , Вера) :

-…Я бы такие не взяла. А на вашем месте интересовалась бы сапогами не во время работы, а после неё!

-Значит хорошие сапоги, надо брать!

Читать полностью »


Еще раз про игрушки…заводные с ключиком.

    Сегодня в поисках информации для  работы я соприкоснулась с темой детских игрушек.  Но не просто игрушек, а заводных… Эту тему я уже затрагивала здесь, но сейчас решила к ней вернуться, чтобы поделиться с Вами теми крупицами из прошлого, что удалось «выудить» из интернета.

  Моим  большим разочарованием сегодня стали заводные игрушки. Интернет оккупировали полчища сайтов, переполненных невзрачными (или ядовито раскрашенными) китайскими фигурками с хлипким  механизмом. И в ту же минуту у меня возникло  желание  найти  хотя бы одного отечественного производителя заводных игрушек.  Но,  к сожалению, я натыкалась на одни и те же фигурки непонятного происхождения, размера  и пола, из тонкой пластмассы, которые и «заводными»  можно назвать с большим трудом.

  Как жаль, что ушли в прошлое настоящие, основательные, я бы даже сказала характерные игрушки с ключиком. Интернет сохранил лишь крупицы того изобилия заводных игрушек СССР, но и эти фото, надеюсь кого-то порадуют, и, возможно,  кто-то из Вас сейчас произнесет : « А у меня такое было…»

 Про этого персонажа я могу сказать, что это лыжник, но  палки, наверно, где-то потерялись.

Целая коллекция медведей. Предел мечтаний советского ребенка. Медведи были вполне реалистичны. В основном играли на балалайках, барабанах, ели мёд или мороженое. После завода,  они двигались довольно пластично и издавали такой…особенный…механический звук..кто помнит этот звук?

  

 

Очень симпатичная собачка. У меня такой не было и остается только догадываться, как она двигалась. Но как она смотрит!

 Две необыкновенные по своей реалистичности игрушки скорее всего еще более раннего периода. Представить себе не могу, как передвигалась косуля на таких изящных ножках.

Читать полностью »


Советская парфюмерия и косметика.

     В 1920-1930-е гг. бывшие воспитанницы гимназий  ещё сохраняли привитые им дореволюционные представления о женственности. Они включали в себя не только определенное образование, но воспитание и манеры поведения. Уже на первом курсе девушки учились правильно пользоваться косметикой. Пудра и помада были незаменимыми составляющими для создания «лица». О важности декоративной косметики можно судить  по  фотографиям 1920-1930-х годов. Но существенным изменением в сравнении с дореволюционным  является появление в это время повсеместной традиции наносить макияж при людях. В 1930-е годы в периодических изданиях и пособиях для продавцов умение пользоваться косметикой являлось отличительных чертой культурного человека. Но большая часть парфюмерно-косметической продукции связывалась с гигиеническими процедурами. В 1935-1936 гг. курс взят на ликвидацию безграмотности в сфере личной гигиены и санитарии. В 1938 году в Москве открыт Институт косметики и гигиены. В качестве основного потребителя косметической продукции представляются рабочие: «Лесорубы и торфяники просят выпускать средства по защите кожи от комаров. Шахтеры интересуются веществами, которые защитили бы кожу лица, рук от мельчайших пылинок угля. Рыбаки хотят средство, которое предохранило бы кожу рук от разъедающего влияния соленой воды. Хлопкоробы и доярки просят не допускать перебоев в снабжении их вазелином»

    Декоративная косметика выделялась в отдельную группу и считалась, «товаром культурного обихода».  Покупатели того времени интересовались в московских галантерейных магазинах: «А мыло «ТэЖэ» у вас есть?», «А духи «ТэЖэ»?, «А крем «ТэЖэ»? В 1930-1940-х годах ресницы красили смесью хны и басмы. Это был своеобразный «перманентный макияж», в отличие от обычной туши для ресниц, которая стиралась «легким движением руки».

   

      В 1950-1960-е годы официальное отношение к декоративной косметике стало сдержанным и даже негативным, зато с удвоенной силой велась пропаганда гигиенической и «врачебной» косметики. Производство и потребление косметических средств связывалось с заботой не о красоте, а о здоровье граждан. В 1950 году  в Советском Союзе стали изготавливать детский крем, которым с удовольствием пользовались и взрослые. Рецепт этого крема придумывали в самой главной косметической лаборатории страны «союзпарфюмерпром».  С воскрешением традиционных представлений о женственности в это время пропагандируется значительное ограничение в использовании декоративной косметики, особенно заметное при сравнении с эстетическими идеалами 1920-1930-х годов. Специалисты-косметологи, обращаясь к женщинам и девушкам со страниц «Работницы» или специализированных брошюр, почти не уделяют внимания косметической промышленности, а советуют применять домашние средства, что наилучшим образом способствовало экономии и поддержанию идеала естественности. Чаще всего рекомендовались маски, которые «можно делать из того, что есть под рукой: из смеси желтка, меда и сметаны; из ланолина, растительного масла и воды; из дрожжей, разведенных молоком, из клубники, огурцов…». Не менее важными составляющими для сохранения красоты признавались диета и правильный режим дня.

   Основным же фактором, сдерживавшим увлечение косметикой, была банальная невозможность ее достать. Так же была широко распространена практика использования косметической продукции «не по назначению». Вместо бесцветной помады использовали вазелин, вместо крема для рук — глицерин, который почти всегда можно было купить в аптеке. Чтобы придать цвет и блеск бровям и ресницам советовали, смочить их растительным маслом.  Однако в книге «Вам, девушки» читаем:  «Пользоваться вазелином противопоказано, так как он, являясь продуктом перегонки нефти, не питает кожу и может вызвать появление темных пятен. Вреден для сухой кожи и чистый глицерин, отнимающий воду и еще более высушивающий кожу». Для мытья волос чаще всего использовали мыло и даже после появления жидких шампуней, они сильно проигрывали в популярности мыльному порошку для бритья «Нега» и «Волна». К тому же шампуни оставляли на волосах «жиросолевой налет», который рекомендовалось смывать уксусом. Не всегда было ясно, как использовать тот или иной товар, так как на упаковке не всегда указывали способ его применения. Считалось, что «с полезными свойствами и качеством товара потребитель должен ознакомиться перед покупкой изделия», а «этикетка предназначена прежде всего для украшения изделия».

Читать полностью »


«Вкусная» статья.

Наверное, каждый, кто хотя бы «краешком» коснулся жизни в СССР много раз со своими близкими или друзьями затрагивал тему еды. Я не исключение. Кроме уже давно сделанных выводов о том, что в детстве и сахар слаще, и мороженое вкуснее, мы часто вспоминаем наши незатейливые бутерброды из хлеба с вареньем, или, бывало, мы отрезали черный хлеб, поливая его подсолнечным маслом, а далее была импровизация по вкусу: кто сыпал соль, а кто сахар. Этого вполне хватало, чтобы чувствовать себя счастливым и сытым ребёнком. Никого никогда не смущал запах подсолнечного масла, а блины от этого становились еще вкуснее. Самое главное в нашей еде был не только вкус, но и быстрая насыщаемость, так как мы считали, что погулять во дворе- это самое полезное, что мы можем сделать со своим временем и тратить его на разогревание маминого супа было пустой тратой ценных минут. У каждого в детстве осталась «его личная любимая еда», и даже если сегодня существуют аналоги шоколадного сыра, мороженого или конфет, те, кто хоть «краешком» коснулся СССР знают, что это не те конфеты и не то мороженое и, вообще, не та еда!

Нам в наследство остались старые рекламные плакаты той самой еды. Мастерство художников советского времени было на высшем уровне. Советская художественная школа позволяла создавать рекламные плакаты с чётко выстроенной композицией и тщательной проработкой деталей.  Я думаю, вы без труда сможете отличить плакаты 40-50- х годов, от 60-х по прорисовке персонажей и предметов. В 60-е годы формы становятся более лаконичными и строгими, цвет выходит на первый план. На более ранних плакатах лица прорисованы более тщательно и более эмоциональны, цветовые переходы плавные. В общем, художники для нас постарались!

Предлагаю вам перед тем, как начать щёлкать по плакатам с едой, для полноты восприятия,  запастись чашкой чая или кофе с чем-нибудь вкусненьким. Приятного аппетита и просмотра!

Читать полностью »


«У вас еще сервант? А мы стенку купили!» /Мебель СССР/

     «До какой нелепости доходили наши предки! Они мучались над каждым архитектурным проектом… А теперь во всех городах возводят типовые кинотеатры, типовые многоэтажные дома… Одинаковые лестничные клетки, окрашенные в типовой приятный цвет, типовые квартиры, обставленные стандартной мебелью, в двери врезаны типовые замки…» — так начинается знаменитая советская комедия «Ирония судьбы, или С легким паром!».

     Эти слова точно передают ту среду, в которой жил советский человек. Когда люди начали переезжать из коммуналок  в «хрущевки», чтобы уже в 1980 году встретить коммунизм в отдельной квартире, возникла необходимость обустройства частного быта.

    Тогда и была создана государственная, жестко централизованная структура, регламентирующая отношения человека с окружающими его предметами. В 1962 году постановлением Совета Министров СССР № 349 «Об улучшении качества продукции машиностроения и товаров культурно-бытового назначения путем внедрения методов художественного конструирования» учрежден Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики (ВНИИТЭ) с филиалами в столицах союзных республик и в крупных промышленных областях. В данном учреждении разрабатывались такие  разделы науки о дизайне как ритмика, современное цветоведение, эргодизайн, экономика красоты, дизайн-программирование, футуродизайн и множество других. Проектированием мебели занимался и созданный в1962 году Всесоюзный проектно-конструкторский и технологический институт мебели (ВПКТИМ), где работали мэтры мебельного дизайна 1960-х — начала 1970-х годов Ю. В. Случевский , К. К. Бломериус, Е. С. Бочарова, Э. Вельбри  и другие. Однако, типовая советская мебель, наполнявшая типовое жильё была простой, без лишнего декора, экономически и конструктивно рациональной. Элементы и детали унифицируются, используются лакированные ДВП, ДСП, пластмасса вместо дерева. Излишнее украшательство и стилизация тормозили массовое серийное производство. Дизайнеры находились в поиске конструктивизма 20-30х годов.

    Одним из главных предметов мебели в  уже несуществующем Советском Союзе, являлся сервант.

    Сервант – это низкий буфет, состоящий  из двух частей. Нижняя часть представляет собой шкаф, а верхняя часть – это надстройка, она имеет вид шкафчика поменьше. Чаще всего  надстроечная часть серванта остеклена. Он может быть разборным и неразборным. Высота серванта, как правило, небольшая. Часто встречаются модели с деревянной нижней частью, в некоторых из них выделено место для небольшого мини-бара.

   Изначально сервант предназначался для хранения посуды. В нём  тщательно и бережно расставляли чайные и кофейные сервизы, наборы бокалов и рюмок, хрустальные комплекты, стеклянные фигурки и прочие мелочи. Сервизы очень редко использовались, или не использовались вообще. Все это могло храниться годами в неизменном виде. Иметь в доме сервант было престижно.

 

   В начале 70-х годов начинается эпоха щитовой мебели, исчезает типологическое разнообразие, она делается «одна на всех». И в конечно итоге все типы мебели заменила «стенка».

     «Стенка»- предмет многофункционального назначения, насыщена различным оборудованием и устройствами с усложнённой внутренней структурой и композицией: чередованием открытых и закрытых ярусов со свободным размещением открытых ниш. В «стенке» усиливается стремление к подчеркиванию и выявлению вертикальных членений корпусных изделий, к насыщению лицевых поверхностей декоративными средствами».

   «Стенка» могла занимать пол комнаты в крохотной квартире, но не иметь ее было нельзя. Это был не просто предмет бытового назначения, а объекта престижа. «Стенка» дала толчок и к появившейся моде на коллекционирование хрусталя, книг и пр. Надо было чем-то заполнять полочки с красивыми стеклянными дверцами.

     На «стенку» долго копили, записывались в очередь, долго ждали и наконец обретали вожделенные ««гэдээровские», чешские или румынские гарнитуры. Надо сказать, что цены на них были довольно внушительные и доходили до 1000 рублей при средней зарплате инженера 180-200 рублей.  Во многих семьях покупка импортной мебели считалась очень хорошим и практичным вложением денег, покупали в наследство детям, то есть на века.

   

    У одной моей подруги родители тогда не могли себе позволить стенку и купили превосходный полированный сервант, а у другой, помню, была стенка не с квадратным, а круглым стеклянным проёмом. Это казалось очень современным и красивым, насколько я могла оценить мебель будучи ребёнком. У нас дома, как и во всей стране, одна мебель сменялась другой в зависимости от «современных» течений и возможностей достать тот или иной предмет. Был у нас сервант, затем появилась стенка и спустя некоторое время сменилась на другую, более дорогую по тем временам. На меня это не производило впечатления, так как у детей были совсем другие заботы и интересы, разве что я могла отличить однообразные квадраты от дверцы с круглым окном, о чем я писала выше.

    Итак, типовая квартира 70-х годов состояла из дивана и «стенки», полированного стола, двух кресел и журнального столика. Расстановка мебели у всех была одинаковой, т.к. планировка не оставляла простора для фантазии. Жилище обставляли, исходя из одного принципа — «уместить бы!»

  Большой популярностью пользовалась трансформирующаяся мебель с несколькими функциями.

Трансформации чаще всего подвергались кровати, которые могли превратиться в кресла кровати, диваны -кровати, а также столы (тумба-стол, сервант-стол, туалетно-письменные столы и т. д.)

    Для многих семей это было спасением. Иногда, единственная комната вечером превращалась в одно большое спальное место: диван-кровать, кресла-кровати, раскладушки, матрасы на полу. В 7 утра раскладушки исчезали, кровати превращались в диван и кресла, а  модный торшер и журнальный столик занимали свои прежние  места. Днём комната вновь превращалась в гостиную.

днём гостиная

ночью спальня

     Каждодневные спортивные упражнения с мебелью (сначала до щелчка от себя, потом с силой на себя, потом наоборот) совершало большинство советских граждан, так как кровати не были настолько популярны и даже считались чем-то неприличным после недавних мучений на пружинных сетках с пирамидками подушек на них.

Читать полностью »


Манеж. Советский дизайн 1950-1980

Новогодние каникулы в разгаре и снова, уже традиционно для Москвы, встречаю это сладкое слово «бесплатно».     Каждый уважающий себя москвич или гость столицы просто обязан посетить хотя бы одно халявное мероприятие для повышения своего  культурного уровня.  Сегодня я приглашаю вас в Манеж!

Начинаем свой путь от  Шуховской башни.

Всем знакомая Шаболовка 37. Новое здание так и не было достроено. Много раз была в стенах телерадиокомпании  на съемках различных передач. В старом здании все очень просто и требует ремонта, но как-то по-домашнему уютно, с масштабами Останкино не сравнить.

Поехали!

Вот она жажда культурного развития! Манеж готов принять всех…терпение граждане.

Прежде всего хочу попасть сюда!

  Читать полностью »


Пионеры, октябрята -это лучшие ребята!


   Термин октябрята возник в 1923—24 гг., когда в Москве стали возникать первые группы октябрят.  В них принимались дети — ровесники Великой Октябрьской социалистической революции.

      В СССР октябрятами становилисьв первых классах школ. При вступлении в ряды октябрят маленьким школьникам выдавался нагрудный значок — пятиконечная рубиновая звездочка с портретом Ленина в детстве. Символом группы был красный октябрьский флажок. Группа октябрят имела нескольких подразделений, называемых «звёздочками», каждая из которых включала примерно 5 человек — символ пятиконечной звезды. В звездочке был свой командир, цветовод, санитар, библиотекарь, физкультурник.

         ЦК ВЛКСМ утвердил набор «правил» для октябрят:

      Октябрята — будущие пионеры.

      Октябрята — прилежные ребята, любят школу, уважают старших.

      Только тех, кто любит труд, октябрятами зовут.

      Октябрята — правдивые и смелые, ловкие и умелые.

      Октябрята — дружные ребята, читают и рисуют, играют и поют, весело живут.

Читать полностью »


Советские телевизоры.

      Началом регулярного телевещания в СССР принято считать 10 марта 1939 года.

     А первым советским телевизором Б-2 с размером экрана 3х4 см. Позднее был выпущена сложная модель ТК-1 на 33 радиолампах. Но всё это было до Великой Отечественной войны.

      Первые партии телевизоров практически были не доступны гражданам и выпускались минимальными партиями. Общеизвестным становится советский телевизор КВН-49. Его смотрит 1-й Председатель Совета Министров СССР  Иосиф Виссарионович Сталин.   Первые телевизоры стоили более 900 рублей (несколько месячных зарплат).

      В 1951 году создается Московский телевизионный завод (ныне «Рубин»). Выпуск первых телевизоров Север начинается в 1953 году. С 1957 года Александровский радиозавод «Рекорд» начинает выпускать свои телевизоры. В 50-х годах предпринимаются первые попытки перехода на цветное телевидение. Была создана опытная станция ОСЦТ-1 для опытного цветного вещания. 

      В 1957 году Советский Союз «перешагивает» миллионную отметку по количеству телевизоров. И в этом же году Совет Министров выпускает постановление по вопросу цветного телевидения и поручает начать опытное вещание в 1958 году уже по совместимой системе. На Шаболовке готовятся к началу регулярного вещания, в ноябре 1959 года монтируют ОСЦТ-2.

     Советскому Союзу «открыть» цветное телевидение помогает Франция. В марте 1965 года СССР и Франция   заключают оговор о сотрудничестве в области цветного телевидения.  И только переход на советско- французскую  систему   SÉCAM позволило 7 ноября 1967 года советским людям увидеть первую широковещательную цветную передачу.

        Первые цветные телевизоры KFT так же принадлежали Франции.

Читать полностью »


7 ноября! (об истории и людях Советского Союза)

         В ночь с 7 на 8 ноября (25 на 26 октября по старому стилю) 1917 года в Петрограде произошло восстание,  закончившееся взятием Зимнего дворца, арестом членов Временного правительства и провозглашением  Власти  Советов.      

    Уже в 1918 году советское правительство обсуждает вопрос о радикальном изменении  календаря.  Предлагалось  христианское летоисчисление заменить  революционным и объявить 7 ноября датой начала новой эры. В начале 1918 года страна переведена с  юлианского на григорианский календарь благодаря  декрету  Совнаркома. Но страна хотела жить по своему революционному летоисчислению и коллегия Народного комиссариата по просвещению поручает научному отделу Наркомпроса представить проект замены христианской эры летоисчисления. В двухнедельный срок такой проект был представлен. Предлагалось начинать отсчет социалистического года от  1 января 1918 г. Но большевистская верхушка настаивала на дате 7 ноября. Из-за разногласий между товарищами по партии, проект был отправлен на доработку.

    В январе 1919 года товарищи-революционеры возвращаются к вопросу о летоисчислении. И теперь       предлагается упразднить недели, месяцы и годы, отменить все передвижные и постоянные праздники. Например, рассматриваются три формы социалистического года: простой, праздничный и юбилейный, которые имели свою последовательность и количество дней. Причем    юбилейные годы должны были наступать один раз в 420 лет.

Читать полностью »